ВСТРЕЧА В ЛИХОВСКОМ ГОСПИТАЛЕ. Александр Алтунин "На службе Отечеству."

Александр Терентьевич АлтунинАлександр Терентьевич Алтунин. 
(1921-1989)
(Автор мемуаров – Герой Советского Союза, генерал армии, замминистра обороны СССР Александр Терентьевич Алтунин).

 "На службе Отечеству."
Глава "Встреча с врагом."
 ... 
–Немедленно в изолятор. Сыпняк... Это было последнее слово, которое я услышал. Дальше снова провал памяти. 

Прихожу в сознание от оглушительного грохота: на меня что-то валится сверху. Широко раскрываю глаза и... ничего не вижу. Обжигает тревожная мысль: «Неужели ослеп?» Лежу словно в телеге, которая подпрыгивает на ухабах. Рядом кто-то жалобно причитает: 

— Ах ты, господи, несчастье какое! 

Вдруг в глазах светлеет. Вижу белую гладь потолка, свисающий матовый абажур. Перевожу взгляд влево и замечаю стройную фигурку в белом халате, пытающуюся приставить к стене огромный лист фанеры. Видимо, фанера закрывала разбитое окно, из которого теперь несёт холодным сырым воздухом. Откуда-то издалека доносится взрыв. Над моей койкой низко склоняется девушка лет шестнадцати-семнадцати. Я вижу ее испуганные глаза. Девушка радостно вскрикивает: 
— Живы, товарищ лейтенант, живы! 
— Что случилось? Где мы? 
— Фашисты проклятые, опять бомбят станцию! — Огромные синие глаза девушки сужаются в гневе, она поправляет выбившуюся из-под косынки темную прядь. — Не бойтесь, товарищ лейтенант,— успокаивает она, а сама дрожит как осиновый листок, — бомбы падают рядом, а в здание не попадают... 

Вид хрупкой девчушки, пытающейся ободрить фронтовика, настолько умилителен, что я не могу сдержать улыбку. 

— Ну, раз вы не боитесь, сестрёнка, то и я не буду. А где я всё-таки нахожусь? 
— В госпитале. Он размещается в здании бывшей железнодорожной школы, недалеко от станции, — поясняет девушка. — Станцию бомбят почти ежедневно, поэтому и нам достаётся. 
— Что за станция? 
— Лихая
— Тебя-то как звать-величать, сестренка? 
— Марина.
 — А меня — Александр... Терентьевич. Что со мной приключилось, Марина? 
— Сыпной тиф у Вас. Двенадцать суток не приходили в сознание, думала, и не поправитесь. Теперь, слава богу, очнулись. 

Девушка продолжает оживлённо щебетать, а я снова впадаю в забытьё. Так повторялось несколько раз. ... Кризис миновал. Меня переводят в общую палату. Здесь двенадцать коек. Мой сосед, маленький черноволосый человечек с ястребиным носом, улыбаясь, приветствует меня: 

— С прибытием, кацо! — Приблизив лицо ко мне, доверительно шепчет: — Эта койка только сегодня освободилась: твой предшественник умер. Хороший был человек... 
[В конце апреля 1942 года Алтунина выписали из госпиталя].



...Расставаясь, мы обещали переписываться, а при первой возможности встретиться, но успели обменяться лишь одним письмом. Внезапное продвижение фашистских войск на юге страны прервало завязавшуюся переписку. 
...... 
Территория, на которой находился госпиталь, оказалась в тылу врага. На все моя запросы о судьбе медсестры Марины получал неутешительные ответы [пропала без вести]. Сразу же после освобождения станции Лихой сделал новую попытку. Комендант станции сообщил, что во время эвакуации фашисты разбомбили эшелоны госпиталя, поэтому вероятнее всего интересующая меня медсестра погибла. Лишь в глубине сердца оставалась надежда на встречу после войны. 
[Прошло 2 года] 
И вот встреча на фронтовой дороге!
 ... 
–Госпиталь разбомбили… Много пришлось пережить при отступлении. Потом резерв. Попросилась на передовую. И вот теперь прибыла сюда. 
— К нам?! — наконец выдохнул я. 
— Да! 
— Значит, теперь почти вместе! Это же здорово, Маринушка! Я батальоном командую.
 ... 
[Александр в марте 1945 поступил в академию. Марина служила в медсанбате, в октябре 1945 года демобилизовалась. Влюбленные поженились и прожили вместе всю жизнь.] 

Метки
    Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
http://kamensk.site/
Яндекс.Метрика